Рынок обналички на сегодня

Исповедь обнальщика: как делать деньги из воздуха

Рынок обналички на сегодня

Я учился в нижегородской школе милиции, которая специализируется на борьбе с экономической преступностью. После нее несколько лет работал в структурах МВД города Иваново в отделе по борьбе с экономическими преступлениями, потом перешел работать в налоговую полицию, где еще пару лет отработал оперуполномоченным.

В 2003 году налоговую полицию расформировали, и я оказался по другую сторону баррикад. Во время работы в налоговой полиции насмотрелся, как люди зарабатывали деньги на различных аферах и махинациях, и появился соблазн заняться “обналом”.

В этом бизнесе деньги зарабатывают буквально из “воздуха” – приходят деньги одной из компаний на банковский счет, ты их снимаешь и возвращаешь (зарабатывая свой процент). При этом компания-клиент уходит от налогов (НДС или на прибыль).

Сначала у меня были один-два клиента, которые переводили через меня небольшие суммы около 100 000 рублей в месяц. В то время мой процент был около 3,5% и если учесть, что 1% забирал банк, то со 100 000 рублей заработок был всего 2 500 рублей. Но бизнес рос.

Мои клиенты стали рекомендовать меня другим, их становилось все больше и больше. Я начал расширяться: организовывал новые ООО, привлекал сотрудников и обналичивал все в больших объемах.

Потом на меня стали  выходить крупные оптовые компании, которые обналичивают деньги для московских конечных клиентов. Они заказывали огромные суммы.

На сегодня в Москве стоимость “обнала” выросла до 8%. Обналичивать стало труднее, столица уже давно ринулась в регионы. Региональные банки более “сонные” и “наличку” добывать у них легче.

Сейчас крупные московские компании покупают деньги в регионах по 5-6% и продают их конечным потребителям по 8%.

Когда я этим занимался, продавал деньги в Москву за 3,5%, а конечному покупателю их продавали за 5%.

В крупных банках обнальные схемы проходят на «ура», особенно, если обнальная компания находит связь с руководителем местного отделения и платит ему “вторую” зарплату.

Банкиры сами дают рекомендации партнерам по “обналичке”: «обналичивайте, но немного» или «сейчас остановитесь, у нас запрос от ЦБ пришел». В основном весь рынок обнала крутится вокруг трех крупнейших банков.

Более мелкие банки, у которых есть риск потерять лицензию, больше переживают и дают работать пореже и с мелкими суммами.

Хотя если собственник банка понимает, что на своем банке он не зарабатывает или несет убытки, тогда он “продает” его обнальщикам, либо составляет им конкуренцию.

Типичный апофеоз истории с банкиром-обнальщиком – к нему приходит проверка ЦБ и указывает на нарушения. Владелец банка прикидывает сроки проверки и начинает заниматься “обналичкой” в серьезном масштабе чтобы заработать максимальное количество денег и вдобавок еще выводит активы. Терять ему нечего, он все равно потеряет лицензию и “корабль потонет”.

Существует много интересных схем, например, была популярна скупка металлолома. В компанию, которая занимается скупкой металла физлица сдают в день лома на 50 000 рублей. Деньги для оплаты им компания должна снять в банке.

Последний просит предоставить документы – копии паспортов людей, сдавших металл. В банк предоставляются поддельные или потерянные паспорта людей и на них оформляется сумма 1,5 млн рублей. Компания подает в банк заявку на эту сумму и получает деньги.

Позже наличные деньги передаются клиентам, которые заранее перечислили безнал в компанию-сборщик лома.

Банкиры часто закрывают глаза или ставят условие: «мы вам даем двадцатку в месяц, но не больше». Фирма согласилась и обналичивала по 20 млн рублей в месяц, тогда как металлолома реально сдавали на 500 000 рублей.

Похожим образом действуют фирмы, закупающие у фермеров овощи, фрукты, скупают мед или травы у населения.

Всегда ли банкиры знают о схемах?  Конечно. Хотя соглашались с нами работать не только из-за “вторых зарплат”. В некоторых банках деньги не брали, но работали, потому что официально получали от сделок большой процент. Хотя некоторые кредитные организации с нами принципиально не работали.  

В работе с банками мы использовали и обычные схемы: снимали с пластиковых карт физлиц, со счетов юрлиц, использовали векселя, создавали для банков видимость реальной деятельности.

Но схемы модернизировались и давно вышли за пределы банковской системы. Например, популярна скупка наличных в торговых сетях.

Многие розничные операторы, крупные сети, магазины, автозаправки, рестораны продают свой “кэш”.

За пять лет работы в этом бизнесе у меня сформировалась сеть в более, чем десяти регионах, сотни фирм, двести человек сотрудников, очень запутанные денежные потоки. Мы обналичивали до 100 млн рублей в день. Но много уходило на зарплаты и на безопасность – людей, прикрывающих нас в криминальной составляющей бизнеса (“крышу”).

Еще одна из самых больших проблем обнального бизнеса — это воровство подчиненных. Директор одной из сотен схемных ООО вдруг забирает деньги и срывается куда-нибудь за границу.

Обычно на кризисные ситуации закладывается специальный фонд, а доходы перекрывают потери. Случаются ситуации и с риском для жизни – налеты и кражи. У моего знакомого в Москве расстреляли инкассаторов.

Это очень опасный бизнес.

Неприятность случилась и со мной. Когда объем обналиченных денег зашкаливал за миллиарды рублей, в какой-то момент меня арестовали сотрудники ФСБ. 

Почему так получилось? Многие в этом бизнесе умеют договариваться с органами, но по местным меркам мое дело было резонансным и крупным — объемы были огромными для маленького города, обо мне уже знали и в ЦБ, и правоохранительных органах. Вдобавок мною занимались не полиция, а ФСБ. Из меня сделали небольшой показательный процесс. 

Пока шло следствие, мне пришлось год отсидеть в СИЗО. В итоге я дал признательные показания, уголовное дело для меня завершилось тем, что мне засчитали тот срок, который я провел в изоляторе.

Какой я сделал вывод? Когда я работал, то считал, что раз не ворую у конкретного человека, то это нормальный бизнес. Но затем осознал, что все равно это воровство — с обналиченных денег не платятся налоги.

Раньше я об этом не думал или не понимал.

Так как денежный поток от старого бизнеса закончился и я оказался на мели, то решил создать компанию Crime Finance. Теперь я предлагаю фирмам выявлять незаконные схемы. Например, провожу мастер-классы – рассказываю, как обнальные фирмы закрепляются в банках, и как их выявить. Я знаю эти схемы наизусть, как каменщик, который 20 лет кладет кирпичи и может построить дом с закрытыми глазами.

Источник: https://www.forbes.ru/finansy-column/igroki/331893-istoriya-obnalshchika-kak-delat-dengi-iz-vozdukha

Цб говорит об удешевлении обналички, специалисты смеются: предпосылок для этого нет

Рынок обналички на сегодня
В Петербурге выявили 307 новых случаев коронавируса. В Москве — 6169Ускользающее тепло. За сутки в Петербурге похолодает на 17 градусовВ Москве от коронавируса умерли 56 человекВ Ставрополье сосед кинул в шумную компанию за забором гранатуПермское «счастье» почти наполовину ушло под воду.

Виновата ГЭСПутин рассказал, как его до слез пробрали “Рабовладельцы”Эрмитаж не обошла финансовая поддержка. Выделены миллиардыМаски в городе. Что не так с новой инициативой властей ПетербургаВ Кремле заявили, что режим нерабочих дней может быть продленТри военных вуза в Петербурге досрочно выдали дипломы выпускникамНа Сенном рынке раздавали бесплатную еду.

Получатели устроили давкуВ садоводстве под Петербургом школьницу покусал питбульПутин назвал «не затхлый» патриотизм национальной идеей РоссииПредыдущие новостиАрхив материалов

Зампред правления ЦБ Дмитрий Скобелкин выступил с обнадеживающим заявлением: стоимость теневой обналички денег снижается.

«Фонтанка» поговорила с теми, кто в теме, и они не разделяют оптимизма регулятора: проблемы в экономике никуда не деваются, гайки закручиваются, с чего наличным дешеветь?

Александр Миридонов/Коммерсантъ

Скобелкин, выступая 2 апреля в Совете Федерации, привел данные: если еще год назад обменять виртуальные цифры на банковском счете на реальные деньги стоило 17%, то сейчас это «всего» 14–15%. Смотря в каком случае, – возражают эксперты: шкала стоимости «живых» наличных очень сложная, где-то это 8%, а бывает, что и 20% – мало. 

Сколько на самом деле денег крутится в «серой» зоне экономики — вопрос полемичный. Тот же ЦБ оценивает ее объем по итогам 2018 года в 176 млрд рублей. Но нетрудно догадаться — это только те объемы, что были замечены регулятором. 

Евгений Виноградов, глава компании Crime Finance, говорит, что речь о сотнях миллиардов шла еще лет десять назад. С тех пор потребность в наличных только росла, и сейчас общий оборот рынка обнала может приближаться к триллиону.

Сам он прославился на всю страну после того, как дал интервью, своеобразную «исповедь» обнальщика, выходца из полиции, который несколько лет доставал для заказчиков наличные деньги, затем оказался за решеткой, а после занялся легальным консалтинговым бизнесом.

«С чего бы стоимости обнала падать? Разве у нас изменился 115-й закон о противодействии легализации преступных доходов? Поменялась 54.

1 Налогового кодекса? Как-то по-другому стали работать службы финмониторинга? Может, банки перестали по поводу и без повода блокировать счета?» — задается риторическими вопросами другой собеседник «Фонтанки».

Он работает главой службы безопасности в крупной федеральной компании и изучил тему обналички, как сам говорит, ради интереса, однако не хочет, чтобы его имя упоминалось в СМИ.

«Цифры, которые озвучивает ЦБ — это только верхушка айсберга. У нас же созданы все условия для дефицита наличных денег, по законам рынка это неминуемо приводит к росту цены. В Telegram полно каналов, где люди обсуждают эту тему в практическом ключе. Судя по ним, самые большие деньги крутятся вовсе не в сфере взяток, а в строительных подрядах», — говорит эксперт.

О том, что обналичка нужна далеко не только для взяток, а давно и прочно встроена в реальную экономику страны, говорит и Евгений Виноградов.

По его мнению, значительная ее часть идет на вполне легальные цели вроде покупки машин и квартир.

С учетом того, как легко банки сейчас блокируют счета, ссылаясь на инструкции ЦБ по противодействию легализации преступных доходов, куда проще расплатиться наличными.

С вас 15%

Ситуация с «банковским экстремизмом» уже много раз поднималась и в СМИ, и в соцсетях.

К примеру, гуляет история о том, как ИП всего с 1,5 млн рублей на счету совершенно легально расплатился за поставки, а банк заблокировал счет, и деньгами стало невозможно пользоваться. Через некоторое время якобы поступило предложение: можно перевести деньги на любой другой, не заблокированный счет, но с 15%-ной комиссией.

 

Другая история: предприниматель со своего счета купил машину. И в тот же день перевод заблокирован, счет заморожен. В банке говорят: мол, нам ваша операция показалась подозрительной.

Аргументы, что все документы о зачислении денег — в наличии, а машина куплена совершенно реальная — по выставленному автосалоном счету, не принимаются во внимание. 

Такие примеры совершенно реальны. И уже породили индустрию по вызволению денег с замороженных счетов. Что это, как не легальная схема виртуальной обналички, с теми же тарифами, но под строгим контролем законопослушного банка и службы финмониторинга, — задаются вопросом собеседники «Фонтанки». 

«В нормальной ситуации каждый должен заниматься своим делом: банки вести расчетно-кассовое обслуживание, а расследованием законности финансовых потоков и тем более карательными функциями должны ведать правоохранительне органы», — возмущается собеседник «Фонтанки». Пока же такие вещи в нашей стране происходят, люди будут искать способ обезопасить себя, переходя на наличные расчеты. 

Способов обналичивания — десятки, и большинство из них уже давно широко известны. Из относительно нового (но все равно хорошо известного рынку) эксперты перечисляют операции в странах ЕврАзЭС. Там якобы стоимость услуг заметно дешевле, чем в России: около 8%. Но и риски заметно выше.

«Обналичивание «вдалеке», в восточных странах или, сейчас много информации, что какие-то варианты есть, на Донбассе, — это всегда разовые, сложные истории. Не каждый туда поедет за мешком денег. Вдруг тебя на границе остановят, — ты их потом не вынешь никогда, — говорит Евгений Виноградов. — Может, там дешевле, но туда далеко не все рвутся, это очень опасно».

Куда проще, хоть и подороже, пользоваться местными сервисами. Благо в Петербурге, как в крупном мегаполисе, источники наличных всегда близко. 

«В розничных продажах все деньги лежат: продуктовые сети, хозтовары, АЗС, городской транспорт, — объясняет Евгений Виноградов. — Но и там в последнее время все туже закручиваются гайки, регуляторы все настойчивее спрашивают, куда идут наличные, и у розничных игроков цены постепенно тоже вырастают».

На передовой

О стоимости услуг специалисты вести диалоги с журналистами не торопятся. Слишком разные бывают условия сделок. Большинство настаивают на строго белом происхождении денег, с самого начала разговора предупреждают: с «серыми» и тем более «черными» деньгами работать не будут ни за какие проценты. 

«Обналичиваем денежные средства только по назначениям: продукты, стройка и реклама. Сумма разовой транзакции не должна превышать 500 к (тыс. рублей). НДС подтверждаем в начале отчетного периода.

Стоимость фиксированная – 9% (не зависит от режима налогообложения).

Срок отдачи – 12 часов с момента поступления денег на р/с контрагента, вне зависимости от времени суток», — такое объявление доступно любому посетителю одного из совершенно открытых форумов. 

Но в личных беседах участники рынка предупреждают: 8–9% — это «замануха». «Такой процент — без НДС, примерно», — говорит человек, скрывающийся за ником «Обнал-сервис». Реальные тарифы — 14–17% в среднем, подтверждает он расчеты ЦБ. 

Но ни о каком снижении цен и тем более сокращении спроса сегодня речь не идет, говорят те, кто на передовой этой войны. «Себестоимость дорожает, игроков на рынке меньше становится, банки палки в колеса суют», — перечисляют они.

Высокий спрос подтверждается выходящими в открытый доступ объявлениями.

«Уважаемые клиенты, нынешние и будущие, просим формировать заявки немного заранее, спрос на наличные и транзит сильно возрос в последнее время, и мы стараемся заранее распределять потоки, это в первую очередь требуется для вашего же удобства и максимально быстрого возврата», — это январское объявление работающего с 2015 года «обнальщика» на одном из популярных в узких кругах тематических интернет-форумов. 

«По наличным просьба стараться писать заранее, особенно это касается новых клиентов, так как загрузка сейчас очень плотная», — пишет в марте другой специалист, тоже с солидным опытом. Он характеризует себя как старейший из работающих сейчас на площадке сервисов по белому обналу.

Так что слова топ-менеджеров Центробанка о снижении цен на обналичку вызывают у специалистов непонимание. 

Не очень белые деньги или совсем не белые, в теории, тоже можно обналичить. Но сколько это будет стоить — вопрос открытый. «Какой верхний потолок? 20? 25? 50?» — интересуется редакция. «По-разному. Каждый случай индивидуален», — уходит от ответа специалист и ставит подмигивающий смайлик.

Преступление без наказания? 

В самом по себе переводе денег с расчетного счета в наличные состава преступления нет, как нет и уголовной статьи, описывающей его. Чтобы привлечь компанию, которая обналичила средства, надо, чтобы такой вывод соответствовал признакам определенных статей Уголовного кодекса.

Наиболее распространенная претензия — уклонение от уплаты налогов, статья 199 УК РФ. Ведь, как правило, в схемах обналички речь идет о несуществующих сделках.

А создание неоправданно высоких затрат приводит к незаконному снижению налогооблагаемой базы: раз вы деньги «потратили» на какие-то мнимые товары и услуги, платить с них налоги уже даже при желании не получится.

В теории, это может проследить ФНС и предъявить претензии.

Причем преступлением такие операции становятся, только если суммы недоплаченных налогов превышают 5 млн рублей за три года и только если это превышает 25% от тех выплат, что вы по закону должны сделать. Если меньше, то преступления никакого нет.

Примечательно, что при этих рассчетах не имеет значения, сколько было именно обналичено. Наказывают не за это, а за не уплаченные налоги.

И состав преступления будет называться не собственно «обналичивание», а «включение в налоговую декларацию заведомо ложных сведений».

Серьезный риск наступает, когда сумма сэкономленных налогов превышает 15 млн рублей. Максимальное наказание — два года лишения свободы. Если недоплатить государству более 45 млн рублей , то уже шесть лет. Хорошая новость: если вас на таком поймали впервые, и вы возмещаете государству весь ущерб, то освобождаетесь от ответственности.

Куда проще правоохранителям работать с теми, кто оказывает услуги по обналичиванию. Через их руки, как правило, проходят очень большие деньги, которые легко переваливают за обозначенный УК РФ порог. Самая ходовая статья — 172-я, незаконная банковская деятельность.

Но наказания там лишь немногим серьезнее, чем по налоговой 199-й статье: четыре года за крупный размер и семь — особо крупный. Чтобы понимать, как это работает на практике: тот же Евгений Виноградов, написав признательные показания, провел в тюрьме в общей сложности год.

«Скрупулезно работать и доказывать такие преступления — это очень сложно, и так могут очень немногие, у кого есть чувство экономики, кто понимает, что к чему», — говорит Евгений Виноградов, который успел хорошо познакомиться с системой расследования «обнальных» преступлений.

«В правоохранительных органах есть отдельные люди, которые понимают, как работает экономика, как надо правильно что-то доказывать.

Но часто бывает так, что наскоком пришли, забрали печати, наличные деньги и кучу документов, а что с этим делать, как собрать доказательную базу — не знают, — расстраивается эксперт.

— Остается говорить c прокуратурой, чтобы прокурор сказал: “Ну ладно, давайте, этого хватит”».

Собеседники «Фонтанки» в экономической полиции Петербурга, к слову, тоже не видят никаких признаков снижения цен на рынке обнала: «Ерунда», — говорят они.

Растет ли спрос на наличные? «И да и нет, в силу того, что уменьшается число точек съема. Запрос остался такой же, но нагрузка выросла. Если раньше звонили в десять «дверей», то сегодня их осталось три.

Плюс хеджирование рисков. Если работать в тупую, то налоговая быстро к вам придет со встречной проверкой. В крупную клетку — 18 процентов сегодня.

Если меньше, это зона риска, то есть осторожно, мошенники!» – объясняют полицейские.

Денис Лебедев, «Фонтанка.ру»

Рассылка “Фонтанки”: главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Vanish04 Апр 2019 в 23:04А чего ЦБ больше говорить не о чем…? За такие рассуждения можно и лишиться тёплого кожаного кресла… это все равно что обсуждать, что наркотики подешевели…. С чего-то дешеветь???

НДС поднялось, налогов меньше не становится, наличных денег меньше, чем пару лет назад….

Источник: https://www.fontanka.ru/2019/04/03/114/

Операции по серой обналичке перекочевали из банков в торговлю

Рынок обналички на сегодня

Из финансового сектора операции по серой обналичке перекочевывают в торговлю. С введением уголовной ответственности за организацию и участие в незаконном обналичивании с каждым годом сокращается число банков, участвующих в таком “бизнесе”.

Если в 2013 году контроль ЦБ и правоохранительных органов затронул около 500 кредитных организаций, то в прошлом повышенное внимание вызвали менее 40 банков. Остальные уже, видимо, четко усвоили: такой вид дохода чреват повышенным риском отзыва лицензии.

Число агентов на рынке серой обналички вообще резко снижается. Это свои плоды приносят меры по противодействию незаконным финансовым операциям.

Если еще три года назад услуги по серой обналичке предоставлялись практически в открытую, а комиссия составляла 3-4 процента, то сегодня ситуация кардинально изменилась.

По данным Центробанка, стоимость незаконного обналичивания денежных средств в России поднялась до 15 процентов от суммы “обмена”. “Обменщиков” стало меньше, а спрос на их услуги не снижается. Даже растет.

Генпрокуратура направила в суд дело об обналичивании 30 млрд рублей

“Комиссия за незаконное обналичивание поднялась в среднем в 4-5 раз, а в течение 2015 года – в два раза, – рассказал “РГ” Иван Соловьев, доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист РФ.

– Такой рост обусловлен все возрастающими объемами обналичивания в торговых розничных сетях.

В кризисных условиях, когда наблюдается не только серьезный дефицит в свободных оборотных средствах для практически любого бизнеса, а кредиты являются недоступными, наличные деньги становятся снова востребованным и недешевым товаром”.

Новые “прописки” и схемы серой обналички заставят контролеров искать и новые методы борьбы с этим финансовым преступлением. Как, например, пару лет назад Центробанк активно взялся за так называемые “транзитные” операции, когда на счетах банков появляются и быстро с них списываются значительные средства подозрительных компаний.

Как правило, они заключают между собой договор на поставку техники и оборудования или на оказание консалтинговых услуг.

В контракте в десятки или сотни раз завышается сумма, на которую реально поставляется товар, после чего доход компании выводится из-под налогообложения под видом расходов.

Чтобы скрыть мошеннический характер сделки, бизнес вовлекает в схему целые цепочки юридических лиц и банков, прогоняя через них средства.

“Что касается фирм-однодневок, то на определенном этапе схемы по перегону денег одна из них вдруг платит ввозной НДС в бюджет и так быстро исчезает из цепочки, что отследить ее у контролеров и регулятора просто не хватает времени. По оценкам специалистов, на транзитные операции клиентов российских банков приходится не менее 50 процентов всех незаконных финансовых операций, общий объем которых более 1,5 триллиона рублей в год”, – говорит Иван Соловьев.

Однако наибольший, по мнению ряда экспертов, сегмент незаконного обналичивания средств приходится на малый и средний бизнес, пытающийся избежать налогового бремени. Предприниматели пользуются обналичкой, чтобы не платить НДС, налог на прибыль, подоходный налог и другие обязательные платежи.

В России обнаружены новые “адреса”, где отмывают деньги

“Я не террорист и не уголовник. Те деньги, которые удалось вывести из оборота, я плачу своим же сотрудникам. Да, пусть в конверте, но это все равно зарплата.

А если провести эти средства как полагается, начислить на них все взносы и налоги, то от них по факту почти ничего не останется”, – рассказал “РГ” владелец небольшой московской фирмы. А обналичить средства довольно просто, уверяет предприниматель.

“Можно продать товар по завышенной цене, – перечисляет он. – Или заплатить за услугу, оказание которой невозможно проверить. Например, за консультацию”.

Однако эксперты признают, что постепенно транзитные схемы становятся все более запутанными, в них включаются не 2-3 компании, как раньше, а 6-7, увеличивается число вовлеченных банков, так что надеяться на полное перекрытие этой схемы пока вряд ли стоит.

“Явление достаточно массовое – любой сравнительно крупный бизнес так или иначе имеет контакты с обналичивающими компаниями, прикрываясь фиктивными сделками или же создавая искусственный документооборот с участием фирм-однодневок”, – говорит адвокат Сергей Варламов, руководитель отраслевого отделения “Деловой России”.

Полностью победить это негативное явление можно будет только тогда, когда не будет столь выраженного влияния экономических факторов, способствующих развитию теневой экономики, уверен Сергей Варламов: “Усиление налогового бремени, отсутствие доступного кредитования для бизнеса, санкционные запреты на ввоз импортной продукции и слабо развитые экономические связи внутри страны серьезно усложняют ведение и развитие бизнеса в России. Вместе с инфляцией, коррупцией и довольно жесткой конкуренцией все эти явления не позволяют вести бизнес без уклонения от уплаты налогов и “черной” бухгалтерии”. Если бы борьба шла не с участниками обналичивающих структур, а с причинами, по которым бизнесмены соглашаются на правонарушения, то общество и экономика в целом только бы выиграли, считает Сергей Варламов.

Центробанк

Бизнес улучшает внутренний контроль

1 июля в Санкт-Петербурге состоится XXV Международный финансовый конгресс. Ключевой темой на нем может стать разработка единых стандартов для организации внутреннего контроля финансовых компаний.

“Выстраивание эффективных систем внутреннего контроля является необходимым элементом внедрения в практику российского законодательства регулирования, основанного не только на запретах конкретных видов недобросовестных практик поведения, но еще и выстраивающего принципы поведения на финансовом рынке”, – говорит начальник главного управления противодействия недобросовестным практикам поведения на открытом рынке ЦБ Валерий Лях. Его слова цитирует портал банки.ру.

Развитие института внутреннего контроля, по замыслу регулятора, поможет существенно увеличить прозрачность финансовых институтов страны. А это должно стать одним из важнейших условий привлекательности российского рынка для инвесторов, считают в ЦБ.

Инфографика РГ/Мария Пахмутова/Елена Березина

Источник: https://rg.ru/2016/06/07/operacii-po-seroj-obnalichke-perekochevali-iz-bankov-v-torgovliu.html

Черный обнал: как мигранты уводят деньги из России

Рынок обналички на сегодня

Банки перестали активно заниматься обналичкой — эту эстафету перехватили рынки.

Как рассказал на этой неделе зампред ЦБ Дмитрий Скобелкин, комиссия за такие «услуги» достигла нерентабельных 15-17%, в результате чего теперь таким бизнесом занимаются только «одиозные структуры».

По словам чиновника, основными каналами нелегальной обналички остаются рынки, в том числе торговый комплекс «Садовод» в Москве.

Опрошенные «Газетой.Ru» эксперты соглашаются, что банки действительно стали реже участвовать в схемах по «обналичке».

«Для банков участвовать в таких схемах стало весьма опасно на фоне ужесточения политики Центральным банком. Сейчас все операции со сверхкрупными суммами легко отследить, особенно, если они идут от сомнительных клиентов», — комментирует Андрей Люшин, заместитель председателя правления Локо Банка.

Согласно статистике, которую Банк России представил в мае, объем «сомнительных» операций и правда сильно снизился.

Под «сомнительными» регулятор понимает операции, не имеющие явного экономического смысла и очевидных законных целей, проводимые для вывода активов из страны, уклонения от налогов, финансирования противозаконных проектов.

По подсчетам ЦБ, сомнительные операции по обналичиванию денежных средств помогли увести за границу в 2017 году 96 миллиардов рублей. В 2016 году их объем был гораздо больше и составил 326 млрд руб.

Как сообщал регулятор, для вывода денег за границу в прошлом году чаще всего использовались операции авансирования импорта товаров. На них пришлось 24% (23 млрд руб.) от всего объема выведенных средств.

Популярностью пользовались переводы по сделкам с услугами (22% или 21 млрд рублей).

Деньги из России выводились в прошлом году за рубеж также через переводы по исполнительным документам через Федеральную службу судебных приставов (19 млрд руб.), переводы по сделкам с ценными бумагами и импорт товаров в рамках Таможенного союза (по 13 млрд руб.), а также через импорт товаров с использованием льготных режимов (3 млрд руб.) и иные схемы (4 млрд руб.).

За неоднозначными транзакциями банков также наблюдают Росфинмониторинг и ФНС, в результате чего сами банки предпочитают блокировать подозрительные транзакции, констатирует руководитель практики уголовного и административного права юридической компании «Амулекс» Алена Зеленовская.

Впрочем, хотя операции по обналичиванию через банки стали реже проводиться, совсем они не исчезли.

Кантемир Карамзин, специалист по экономическому праву, поясняет, что самые популярные схемы «обнала» — через создание ИП, автосалоны и рынки.

«Индивидуальные предприниматели могут снимать средства со счета под 7 с небольшим процентов. Компании, которым нужно заплатить налог на добавленную стоимость, могут переводить деньги на ИП с целью обналичивания. Обязательства по НДС компании в таком случае «перекидываются» за вознаграждение на компании-однодневки», — поясняет он.

Другая популярная ранее схема обналички — через автосалоны. Проверить, какое количество машин, поступивших в салон, было продано, очень сложно, а между тем деньги со счета салона могут уходить на карту физлица, которому на самом деле товар не был продан, говорит Карамзин.

Однако поскольку контролировать автосалоны в последнее время стали жестче, то этот способ постепенно теряет популярность, добавляет он.

Третья и самая сложная с точки зрения контроля схема — рынки.

«На рынках большая часть работающих — приезжие из разных стран — в частности, Китая и СНГ. При этом на рынках обычно аккумулируются огромные суммы наличных, часть из которых мигранты переводят себе на родину, а остальную выплачивают поставщикам за будущий товар.

Перевести деньги они, например, могут, если найдут тех, кому нужна наличность.

Другая сторона при этом списывает деньги со счета и переводит их на различные подставные счета фирм-однодневок в других странах якобы за приобретение товаров», — поясняет Гайдар Гасанов, эксперт «Международного финансового центра».

В итоге поставщики получают свои деньги, продавцы на рынке — товары, а финансовые посредники свои проценты.

Другие схемы обнала — через микрофинансовые организации путем выдачи фиктивных займов, через офшоры, а также через создание фиктивных благотворительных организаций, перечисляют эксперты.

«Благотворительная схема» пока не набрала обороты, но с учетом того, что мы повторяем путь Америки и Европы, скорей всего, станет также популярна, говорит Карамзин.

По словам генерального директора компании «Мани Фанни» Александра Шустова, российская экономика теряет значительные суммы на операциях обналичивания: с этих средств не платится не только подоходный налог, но и взносы в социальные фонды.

При этом как отмечает аналитик «Финам» Алексей Коренев, полностью искоренить рынок «черной обналички» в любом случае не получится.

«Наличие устойчивого спроса будет рождать предложение, вне зависимости от степени риска для всех сторон – участников сделки. Возрастет лишь цена», — резюмирует он.

Источник: https://www.gazeta.ru/business/2018/09/19/11975461.shtml

Страна наличных: как устроен рынок обнала в Москве — The Bell

Рынок обналички на сегодня

Россия 10 лет боролась с грязными банками, налоговыми схемами и обналом: The Bell подводит итоги этой борьбы в цикле «Страна наличных». В первом материале мы рассказали, как власти боролись с теневой экономикой. Этот текст — о том, как эта борьба изменила рынок обнала. 

  • Где берут нал
  • Как работает «зоопарк» 
  • Какую роль играют банки 
  • Бизнес-хаки обнальщиков  

Где берут нал 

Продавщица с московского рынка «Садовод», представившаяся Адилей, показывает корреспонденту The Bell тетрадь, в которой она аккуратным почерком в столбик записывает отпущенные товары и суммы. Так же выглядит «бухгалтерская отчетность» тысяч мелких торговых точек на всех московских оптовых рынках.

На втором этаже «Садовода» Адиля торгует колготками и носками. В среднем она должна делать за день хотя бы 5 тысяч рублей. В будни столько набирается редко, но за выходные удается наверстать. Адиля сразу предупреждает, что принимает только наличные. «Сбербанк Онлайн» руководство не одобряет.

В конце рабочего дня оно изучит записи в тетради и заберет выручку. 

После тотальной зачистки грязных банков и фирм-однодневок во второй половине 2010-х (подробно об этом мы рассказывали здесь) именно рынки вроде «Садовода» стали основным источником нала.

Самые крупные торговые хабы, куда поступают товары из Китая, Вьетнама, Киргизии, Казахстана и других стран, находятся в Москве, менее крупные — в Екатеринбурге, Новосибирске, Санкт-Петербурге и других городах.

Нал копится как в рознице, так и в опте. 

«Зоопарк» — так называют обналичивание через рынки собеседники The Bell, юристы, представляющие интересы бизнесменов в судах, связанных с обналичкой. 

Весной 2019 года СМИ сообщили об обысках на «Садоводе», а также в «Фуд Сити» и «Москве» (все принадлежат «Киевской площади» Года Нисанова) и объяснили их борьбой ЦБ с обналом.

«У нас был ряд встреч с ЦБ, мы обсуждали вопросы, связанные с темой оборотных средств наших арендаторов, — рассказывал позднее Нисанов. — Проверки, которые они проводили, касались банков и финансовых организаций, арендующих у нас площади. Противозаконных действий по итогам выявлено не было».

Согласно официальной версии МВД, целью обысков была проверка соблюдения миграционного законодательства. На вопрос The Bell о результатах проверки в МВД не ответили. 

Пока что московские оптовые рынки работают как раньше. 

Как работает «зоопарк» 

Торговцы с региональных рынков приезжают закупаться на оптовые базы, тратя за раз от 100 тысяч до нескольких миллионов рублей. Как правило, они расплачиваются наличными. В регионах, в отличие от Москвы, действует вмененка.

Эта форма налогообложения позволяет раз в год выплачивать налог в зависимости от размера бизнеса, после чего объем прошедшего через торговую точку товара не контролируется. Скоро, впрочем, вмененку отменят.

Как из-за этого изменится схема, пока непонятно. 

В конце дня нал стекается к кураторам обнального бизнеса. Как правило, это люди в дирекции рынка. В качестве вознаграждения иногородние поставщики наличных получают около 5% сверху на личные счета или счета ИП. 

Покупатели нала чаще всего расплачиваются за него безналом. Борьба властей с теневым финансовым рынком привела к резкому росту цен. Если еще в начале 2010-х за обнал, по словам зампреда ЦБ Дмитрия Скобелкина, брали 2–3% суммы, то теперь — 15–30%. С этой оценкой согласны собеседники The Bell из обнального бизнеса. 

Также московские обнальщики в своих схемах часто используют криптовалюту, замечает адвокат бюро «Князев и партнеры» Владимир Китсинг (подробно об этом писали «Ведомости»).

СМИ писали, что во время обысков на «Садоводе» и в «Москве» весной 2019 года полицейские нашли несколько майнинговых ферм.

Торговцы с «Садовода» вполне спокойно реагировали на вопросы корреспондента The Bell о возможности купить где-то на территории рынка крипту: «Конечно, здесь можно купить все». 

На большинстве рынков обнал контролируют национальные диаспоры, говорят собеседники The Bell, занятые в этом бизнесе. Определить доминирующую на рынке диаспору несложно — достаточно прогуляться по торговым рядам. Некоторые диаспоры наряду с традиционными обнальными схемами практикуют оригинальные — такие, например, как метод обнала материнского капитала «Обнал халяль». 

Какую роль играют банки 

ЦБ начал публиковать статистику по обналичиванию денег в банковском секторе только в 2015 году. За четыре года объем этого рынка, по оценке регулятора, сократился в разы.

В первой половине 2019 года, например, ЦБ оценил его всего в 48 млрд рублей. Даже если экстраполировать эту цифру на год, получится в 6 раз меньше, чем было в 2015-м.

Подробно о борьбе с обналом мы рассказали в первом материале цикла «Страна наличных». 

Свою методику регулятор, впрочем, не раскрывает. Два собеседника The Bell, знакомые с работой ЦБ, предположили, что она основана на данных МВД, то есть только на уже заведенных уголовных делах.

 В МВД на запрос The Bell не ответили.

Собеседник The Bell, который сам оказывает услуги по обналичиванию, говорит, что в действительности объем рынка должен быть больше: только в Москве — десятки миллиардов рублей в год, во всей России — сотни миллиардов. 

Из мелких частных банков обнал переместился в большие государственные. Как правило, обнальщики используют отделения банков в районах, где они базируются, — важны долгосрочные договоренности с менеджерами, которые отвечают за открытие счетов, регистрацию ООО и ИП и выдачу им денег.

Местные полицейские и налоговики всегда в курсе. Они получают что-то вроде абонентской платы. Перевозку денег нередко сопровождают члены преступных группировок.

В случае «кидка» они решают проблему так, как было принято в 1990-х — вплоть до использования пыток, говорят собеседники The Bell. 

ЦБ в курсе ситуации. «Ведомости» писали, что регулятор просит банки отдельно отчитываться о точках обслуживания, расположенных на территории или вблизи крупных региональных вещевых и продовольственных рынков. Но что ЦБ делает с этой информацией, неизвестно. 

Бизнес-хаки обнальщиков 

В условиях жесткого надзора обнальщикам приходится постоянно совершенствовать свои схемы. Для обмена опытом и ноу-хау служат тематические форумы и чаты в Telegram. 

Одна из главных тем — KYC банков. Know Your Customer (KYC) — процедура банковского комплаенса: перед тем как оказать услугу, банк должен установить, удовлетворяет ли клиент определенным требованиям. Требования эти меняются. Сотрудники банков передают обнальщикам свежие примеры KYC, обновленные с учетом рекомендаций ЦБ. Те их публикуют и разбирают.

В результате схемы могут меняться буквально еженедельно. Из последнего: регулятор попросил проверять, совпадает ли основной профиль юрлица, указанный при регистрации в ЕГРЮЛ, с фактической деятельностью. По закону компания может заниматься всем, что прописано в перечне специализаций.

Но теперь обнальщики следят, чтобы переводы проходили строго по профилю основной специализации. 

Пример KYC из чата обнальщиков. Человек, который опубликовал фото, утверждает, что это инструкция Росбанка

Другая популярная тема — дропы и дроповоды. Дропы, или дроперы, которые снимают деньги в банкоматах, — слабое звено обнальной цепочки. О том, как устроена одна из самых популярных схем, в которых используют дропов, мы рассказывали здесь. Часто это люди с судимостью или просто те, кому нечего терять. Дроповоды — те, кто ими командует. 

Поскольку действия дропов непредсказуемы (здесь мы рассказывали, как пара дропов могла украсть 5 млн рублей из нашумевшего дела «Тинькофф банка»), появилась услуга — «верификация дропа». Известные в тусовке обнальщики ведут реестры кидал. 

Пример объявления о поиске дроповода-кидалы и его подельников

Фотографии и сканы паспортов кидал регулярно публикует, например, Telegram-канал «Мошенники в обнале». Недавно он пообещал разработать единую базу кидал, в которой будет поиск по ИНН и номеру телефона. 

Скриншот сообщения в чате Telegram-канала «Мошенники в обнале»

Чтобы обезопасить себя от кидков, обнальщики используют специальный сервис: «Гарант». Это форум, администраторы которого хранят у себя деньги до тех пор, пока заказчик не получил нал, а после этого переводят их обнальщикам. Схема позаимствована у популярных сервисов вроде Airbnb.  

Так сервис «Гарант» приветствует новых пользователей

Еще один вариант подстраховки — опубличивание сделок. В открытом доступе могут публиковаться никнеймы обнальщиков и суммы, а также есть отзывы об успешном или неуспешном переводе денег. 

Так выглядит список покупателей и продавцов нала на одном из форумов в интернете

Власти стараются пресекать распространение знаний об обнале. В базе судебных дел можно найти десятки решений о блокировке сайтов с общим объяснением: «Реклама услуг по обналичиванию денег». Например, недавно прокурор Ижевска запросил блокировку для сайта ccc.

mn — и сейчас он действительно открывается только через VPN. В республике Марий Эл недавно оштрафовали местное региональное издание за публикацию текста «Большой обнал», посчитав, что статья содержит инструкцию по обналичиванию.

Надеемся, этот материал не постигнет та же участь. 

Источник: https://thebell.io/strana-nalichnyh-kak-ustroen-rynok-obnala-v-moskve/

Pro-pravo-online