Бондарев антон владимирович белгород биография год рождения

Дьявол спрятался в деталях..

Бондарев антон владимирович белгород биография год рождения
Дьявол спрятался в деталях…

Еще раз о причинах трагедии, случившейся год назад в Белгороде и всколыхнувшей не только всю страну, но и весь мир.

Мы уже сполна нахлебались того, что нам принесла «реформа здравоохранения». Так называет новая власть развал советской системы медицинской помощи – одной из лучших в мире! Раньше в медицину шли людей спасать, теперь идут… деньги делать.

Было и забудьте?

Трагедия, случившаяся в Белгороде в самый канун нового, 2016 года, всколыхнула не то что всю страну – весь мир! Еще бы! Врач Илья Зелендинов забил насмерть в приемном покое больницы привезенного скорой 56-летнего пациента. Увы, но только эта огласка и позволила свершиться праведному суду.

Любимого зятя высокопоставленного местного чиновника Александра Кулабухова до последнего пытались отмазать, чуть ли не обвиняя самого убиенного в собственной смерти.

Теперь же, спустя более года после той трагедии, мы вынуждены снова возвращаться к ней именно потому, что тогда ее в Белгороде просто замолчали. А ведь кроме погибшего в ней оказалось еще очень много пострадавших. Речь идет о коллективе 2-й горбольницы.

Покой врача дорого стоит пациентам…

Врач-убивец отнял у своих коллег единственную подлинную ценность – доброе имя. Его зарабатывали общим упорным трудом в течение долгих лет, а лишились мгновенно.

В наказание за что? За лучшее глазное отделение в области? За лучшее гинекологическое? За то, что главный врач депутат горсовета Владимир Луценко пробил строительство при больнице перинатального центра? За то, что впервые в современной истории области именно 2-я городская с помощью областных властей сумела построить жилой дом для своих сотрудников? Как раз к тому новому году дом – 75 квартир, детский сад на первом этаже – был достроен…

Все рухнуло. Коллектив – почти полторы тысячи человек – оказался втоптан в грязь. А после того как замгубернатора Елена Батанова потребовала и получила от главного врача заявление «по собственному», 2-ю горбольницу попросту бросили на произвол судьбы.

В это трудно поверить, но… Главный врач областной больницы Жанна Чефранова заодно (!) была назначена и главным во 2-ю городскую. Пришло же кому-то эдакое в голову!

Увы, но исправить ошибку, вернуть на свое место главврача, которому не позволили остаться в своей больнице даже рядовым хирургом, – вот это ни в чью голову не пришло. Хотя все медики, с кем в течение этого года приходилось говорить на эту тему, согласно кивали: мужик пострадал безвинно, с ним поступили несправедливо…

Смерть от потери крови или профессионализма?

Самое страшное, что не только на новом месте работы у Жанны Чефрановой случился полный облом. В ее родной областной больнице тоже все давно не слава богу.

…Следует сразу сказать: 49-летний Сергей Карачевцев был очень здоровым человеком. Он умирал в областной больнице три недели: вынес одну ненужную бессмысленную операцию, вторую, была назначена уже и третья…

Как сказал завотделением Александр Солошенко, «мы решили посмотреть глазом». Не увидели ничего и глазом. После второй операции у больного начался перитонит. Он медленно истекал кровью, ему перелили почти 20 литров крови… Он даже перенес перелет в столицу, когда родные нашли 2 миллиона, чтобы заплатить за санавиацию…

До этого родные, а не врачи организовали приезд консультанта из Москвы, были в больнице и против того, чтобы перевозить больного в столицу (видимо, считая, что конец близок и лучше бы вскрытие делать самим?). Не оказалось в больнице и нужных для проведения специального анализа реактивов. И кровь на анализ отвозил в Москву брат…

В 2 часа ночи 19 марта Сергея Карачевцева доставили в Институт Склифосовского, где ему сразу был поставлен диагноз, который три долгие мучительные недели не могли поставить в главной белгородской больнице. Но было уже поздно, слишком поздно.

Сергей был очень здоровый человек. Не всякий на его месте выдержал бы так долго…

И я вспомнила, как ответил бывший главврач областной больницы Владимир Куликовский на мой вопрос: почему смертность в областной больнице такая же, а то и меньше, чем в некоторых районах; разве может быть такое, ведь туда свозят со всей области самых тяжелых больных?

Он ответил: «Хорошо лечат, потому и умирают реже». А вот другие медики дружно говорили мне совсем иное: в областную или не берут самых тяжелых, или отправляют умирать назад в районы, чтобы показатели не портили.

Он никому ничего не должен?

Чтобы встретиться с Куликовским, у меня было много причин: сам врач, бывший главный областной больницы, возглавляет местный мед, депутат областной думы. А в ответ неожиданно услышала:

– Зачем вы в это лезете? Пишите о чем-нибудь другом… Говорите в таком случае с другими. Да что я там обязан… Никому я не обязан! Ничего я не обязан!

Однако неожиданно он сам перезвонил. Простодушно объяснил столь резкую перемену в своих взглядах: доложился председателю думы, и тот напомнил ему, что он – лицо общественное и таки обязан…

Увы, наша долгая беседа толком ничего не дала. Или наоборот? Оказывается, я «задавала вопросы, на которые нет ответов», а еще «сама должна видеть, что все идет к развалу здравоохранения».

Остается справедливости ради добавить, что обсуждать с журналистом ситуацию с медициной в области никто не хотел! И недавно ставшая бывшим замом губернатора Елена Батанова, и нынешняя зам Наталья Зубарева, и главврач областной больницы Жанна Чефранова, и…

В течение двух недель я ежедневно звонила в их приемные и все без толку. Наверное, в командировку в Белгород надо приезжать на пару месяцев или даже лучше сразу на год…

Кстати, согласились на встречу только двое – бывший главврач 2-й горбольницы, но он и в самом деле не мог ответить на мои вопросы, и ее нынешний.

ПАРОЛЬ: «Я ОТ ЗОТОВА!»

Новый главный врач Антон Бондарев – новее не бывает – мы встретились на 21-й день после его назначения – сначала удивил меня своей непосредственностью. Кто вас послал? И еще больше удивил, сурово предупредив: если мне не понравится, что вы обо мне напишете… А потом я и удивляться перестала. Господин пришел из бизнеса.

гордость нового начальника – он назначен губернатором! «Значит, вы блатной? По блату это место получили?» – уточнила я. Да, лично Зотов попросил и лично Савченко назначил.

Стоит объяснить: Владимир Зотов – местный олигарх и депутат областной думы. По итогам минувшего года попал в список Forbes на 190-е место с состоянием в 400 миллионов долларов.

Фамилия Зотова повторялась в речи главврача как пароль. Узнать бы еще отзыв – и жизнь удалась?

А еще постоянно звучало: я, моя… Замечание, что это он пришел в чужую команду, складывавшуюся годами, а не она к нему на работу наниматься, похоже, удивило моего собеседника. Так мы и удивляли друг друга…

Антон Бондарев и его подчиненные словно рассказывали не об одной и той же больнице, а о двух разных.

Он: «Главное – у меня большой опыт руководящей работы».

Они: «Да он же не врач, он не понимает элементарных вещей, как можно назначить главным человека, не работавшего в больнице?!»

«Я никого не трогаю, пусть все работают».

«Да замглавного по хирургии еще официально не уволен, а в его кабинете сидит уже другой».

«Я модернизирую…»

Источник: https://MirNov.ru/obshchestvo/djavol-sprjatalsja-v-detaljah.html

Бондарев Антон Владимирович. Биография, новости на Bel.ru

Бондарев антон владимирович белгород биография год рождения

О первом дне работы в должности главврача Горбольницы № 2

Будем откровенны, поначалу был в замешательстве. Когда попадаешь на новое поприще, приходишь работать в такой большой коллектив — а он у нас полуторатысячный, понимаешь, что придётся очень много работать, но не понимаешь, с чего начинать.

Если говорить о первом дне, конечно, для меня это был в определённой степени стресс — я же живой человек. Но в целом… знакомство с коллективом.

Знаете, что поразило, для меня было странным, когда к тебе приходят знакомиться подчинённые и начинают говорить в таком духе: «Я готов работать, а вот к этому и этому присмотритесь…»

О целях

Я убеждён, что человек должен непрерывно расти. Постоянно учиться, совершенствовать навыки. Но, наверное, не это главное.

Главное – цели, которые ты ставишь, к которым идёшь, и, выполнив которые, получаешь определённые знания и опыт. А достигнув чего-то, вырастаешь над собой.

Моя цель на сегодняшний день – сделать это заведение одним из лучших учреждений здравоохранения в Российской Федерации.

О кадровых решениях

наша задача — создать максимально комфортные условия для пациента. Но, что не менее важно, — медперсонал, врачи в нашем медучреждении должны также работать в достойных условиях, на лучшем оборудовании.

Вот тогда мы сможем сказать, что сделано всё, чтобы достигать максимально высоких результатов и спрашивать, требовать эти результаты.

У нас работают лучшие специалисты, что бы там ни говорили из-за тех событий, которые прославили нашу больницу в 2015 году, прогремев на всю страну… И уже сейчас мы начинаем спрашивать так, чтобы и пациент видел, что идут изменения, и сами сотрудники понимали, что другого пути нет: только вперёд, только к позитивным изменениям!

***

Очень много было разговоров о том, что мы пачками увольняли сотрудников. Во-первых, мы никого не увольняли, за исключением может быть одного-двух случаев, когда люди, действительно, бессовестно относились к работе и руководителю своего подразделения. Нас покинули те, кто не захотел работать по новым правилам.

Сегодня, я считаю, у нас очень комфортно. Процентов 90 персонала остались. Я уверен, нужно людям дать возможность всё взвесить и принять решение, а в нашей ситуации — ещё и произвести переоценку ценностей. Ещё раз повторюсь, медицина сегодня очень консервативная отрасль.

И если специалист привык так работать, ему тяжело перестроиться.

***

Есть такой хороший мультфильм «Каникулы в Простоквашино». Помните, как персонаж почтальон Печкин говорил: «Это почему я такой злой был, потому что у меня велосипеда не было»… Да, были моменты, связанные с нашими коллегами, когда где-то кто-то грубо ответил, не обратил внимания и т. п. Но сегодня у них есть стимул меняться.

Появляется возможность работать в новых условиях, на новом оборудовании. На врачей стали обращать внимание. Многих поддерживаем с поездками на конференции, на учёбу. У них появилась мотивация.

И мы видим, как трансформируется наш коллектив — быстрым образом, в лучшую сторону по отношению ко всему: к труду, к коллегам, но в первую очередь — к пациентам.

Об отношении к пациенту

Я всегда говорю так: «Медицина для пациента». А у нас, будем говорить открыто, специалисты считают, что медицина — для них. Это — неправда. Потому что медики — врачи, медсёстры — это специалисты, которых профессия призвала помогать людям. Поэтому медицина для него — для пациента. А врач — слуга, слуга этой профессии, и тот человек, который должен помочь.

***

Иногда пациенты приходят изначально агрессивно настроенными.

Почему? — Где-то кто-то когда-то в поликлинике им нахамил, потом в другом медучреждении врач был не добр или медсестра, и у них на подсознании формируется, что медицина — вообще беда.

А люди, которые в ней работают — нелюди. Это и есть та большая пропасть между пациентами и медперсоналом. И она будет расти дальше, если мы будем продолжать так себя вести.

***

Реконструкция самой больницы — дело хорошее и давно назревающее. Мы сейчас стоим на пороге, когда и медицина должна меняться, и люди. Нужна ещё и реконструкция внутри. Должен быть другой подход к пациенту.

Я призываю и говорю о том, что пациент — это номер один! Что бы ни случилось, он пришёл к вам — он номер один. Нужно быть максимально приветливым, вежливым, воспитанным. Ведь на 50 % слово помогает выздоровлению.

Пациент из-за незнания, что происходит в организме, боится того состояния, к которому он сам себя порой привёл. Стресс, эмоциональная нагрузка, ещё что-то… Поговори с пациентом — ему легче.

Сделай диагностику, объясни для чего — ему ещё легче, а потом поговори о результатах диагностики. Всё очень просто: разговариваем, общаемся, качественно, квалифицированно, профессионально оказываем помощь.Так должно быть.

О распределении потоков пациентов

Нужно сказать, что приёмный покой — это отделение скорой помощи. Это всё-таки распределение пациентов по тяжести их состояния. В российской теории есть деление на три вида: красный, жёлтый, зелёный; в международной — вместо красного — оранжевый.

Так как мы стремимся идти в ногу со временем, у нас оранжевый поток — это тяжёлый пациент с нарушением витальной функции (функции жизнеобеспечения — прим. ред.

), жёлтый — тяжёлый, но без нарушений витальной функции, и зелёный — это пациент, который поступил на своих ногах либо по самообращению с неотложным состоянием, если не может обратиться в поликлинику по той причине, что она уже не работает.

О приёмном покое

Приёмный покой — это именно то звено, которое является нашим лицом. Я за ним постоянно слежу.

Как мы пациента приняли, как оказали ему помощь, как диагностировали, назначили лечение, какие дальнейшие действия определили.

Либо он уходит домой с рекомендацией к семейному врачу, либо идёт в отделение, либо, к сожалению, он может отправиться в реанимацию, если тяжёлое состояние, или на операционный стол.

О создании офтальмологического центра

Наше офтальмологическое отделение — одно из лучших в Черноземье. Отделение достаточно перспективное и в объёме медицинской помощи, в том числе высокотехнологичной. В будущем мы планируем развернуть офтальмоцентр на первом этаже с отдельным входом для того, чтобы пациентам было комфортно и удобно размещаться, проходить диагностику, определяться с дальнейшей тактикой лечения.

Об объединении горбольниц № 1 и № 2

Ситуация не совсем простая, потому что для некоторых это было определённое удивление, даже, я бы сказал, шок. Особенно для младшего персонала, для некоторых специалистов. Но мы на сегодняшний день уже сделали первый шаг — хирургический профиль первой городской больницы — все хирургические отделения, все операционные, за исключением пока только нейрохирургии — переехали на эту базу.

О новых операционных

Каждая операционная должна работать как конвейер, чтобы обеспечить помощь наибольшему числу людей, но при этом — с максимальным качеством и быстрым восстановлением. Первая операция начинается в 8:15. Благодаря нашей диагностике, замене скальпеля на лазер, мы примерно понимаем, сколько будет длиться операция. Это европейский подход.

Об образе идеального доктора

Помните мультфильм про доктора Айболита? Приходи ко мне лечиться и корова, и волчица… В первую очередь в моём рисунке врача доктор — это человек, который способен найти подход к каждому пациенту — вежливый, добрый, отзывчивый, уравновешенный. Ведь что такое лечить? — 50 % выздоровления — это слово.

То, как ты с пациентом разговариваешь, так ему и будет ощущаться. К примеру, мы же не можем всё знать. Каждый день меняются препараты, технологии, да и болезни становятся более «интересные»… Мир не стоит на месте. Но если ты где-то не знаешь, нельзя показать это пациенту. Нужно его наоборот подтолкнуть на выздоровление.

Чем? — Разговором, общением.

Источник: https://bel.ru/people/bondarev-anton-vladimirovich

«Нужно бежать вперёд за технологиями и знаниями». Антон Бондарев — о строительстве нового корпуса больницы, кадрах и судьбе зданий бывшей горбольницы №1

Бондарев антон владимирович белгород биография год рождения

— Антон Владимирович, что в итоге будет со зданиями на территории бывшей первой городской больницы? Есть информация, что там могут появиться какие-то коммерческие объекты, а на территории нынешней Белгородской больницы скорой медицинской помощи на Губкина якобы построят новый восьмиэтажный корпус. Так ли это?

— Сегодня для меня важно, чтобы на территории нашей площадки на улице Губкина построили современный корпус, который будет отвечать всем требованиям.

Многим зданиям первой городской больницы исполнилось больше 50 лет, и сегодня они не соответствуют предъявляемым к учреждениям здравоохранения требованиям, ведь там в палатах даже нет элементарных санузлов.

При этом делать ремонт в тех зданиях или реконструировать их — нецелесообразно, очень дорого и нетехнологично. Поэтому для меня, как для руководителя и человека, который старается внедрять что-то новое, важно построить новый корпус.

В нынешних условиях первой горбольницы находиться невозможно, поэтому мы перевезли хирургические отделения сюда. Они размещены в новом корпусе, и все операции проходят в современных операционных, а пациенты лежат в новых палатах. Сейчас строители доделывают последние штрихи — они устраняют недочёты.

[На территории бывшей первой городской больницы] мы сегодня своими силами делаем косметический ремонт хирургического корпуса. Туда переведут отделения кардиологии, пульмонологии, инфарктное отделение. У нас там останется одно-два здания, а от остальных мы откажемся.

— Но эта территория юридически принадлежит БСМП или нет?

— Юридически эта территория не принадлежит БСМП. Она имеет отношение к поликлиническому комплексу Белгорода. Сейчас нам нужно найти инвестора, который построит корпус, и правильно будет ему что-то предложить за это (намекает на территорию бывшей горбольницы № 1, которая не будет использоваться — прим. Ф.).

Для постройки нового корпуса нужны большие деньги, почти миллиард. Перефразирую известную фраза кота Матроскина: «чтобы что-то купить, нужно продать что-нибудь ненужное». Здесь такая же ситуация. Ещё раз обращаю внимание: в старых зданиях на территории горбольницы № 1 не должно быть ни одного отделения, — всё должно быть в перенесено в новое.

Правительством области одобрен этот проект. Надеюсь, что он быстро реализуется.

— А что по срокам?

— У меня сроки горят. В моём понимании нам нужно для этого где-то два года. Максимум два года, а то и меньше.

— Источники финансирования уже понятны?

— По поводу финансирования — все вопросы в департамент здравоохранения области.

Антон Бондарев (слева), фото Екатерины Лобановской

— Антон Владимирович, вопрос о кадрах. Сколько сотрудников перешло к вам из первой городской, а сколько уволилось или скольких пришлось сократить?

— Мы никого не сократили. Это известный факт, об этом мы говорили с самого начала. Мы забрали всех сотрудников себе в учреждение. Увольняться — увольняются. Текучка кадров прослеживается, но не более 7–10 процентов ежегодно, уходящих и приходящих. Это ротация. Кому-то хочется работать в нынешних условиях и с новым оборудованием, а кто-то категорически отказывается.

Медицина не стоит на месте. Мы придерживаемся взглядов, что нужно бежать вперёд, за технологиями, за знаниями, за опытом, и в первую очередь за результатом, направленным на выздоровление пациентов.

К нам попадают люди с тяжёлыми патологиями, в шоковом состоянии, с травмами, ранениями, инсультами, инфарктами. Есть ещё и плановая высокотехнологичная помощь.

— После образования БСМП как вы оцениваете работу, которая была налажена со скорыми из близлежащих районов, которые стали сюда привозить пациентов?

— Любая работа должна быть начата, а потом оптимизирована и налажена. Отлажена ли она на сто процентов? Скажу откровенно: ещё нет. Но мы над этим работаем ежедневно. У нас связь со скорой помощью. Мы сегодня открыты для любых врачей. У меня есть отдельная линия для пациентов — я открыт для всех. Мы никому не отказываем в помощи и консультации, даже дистанционной.

— Справляется ли больница с тем количеством пациентов, которое стало поступать из районов?

— Мы же говорим об экстренных случаях, а их в районах не так уж и много. На себя берут определённые объёмы районные больницы, а сложные патологии забираем мы. Конечно, мы справляемся.

Для этого есть современное приёмное отделение с томографом, противошоковым залом и ультразвуковыми аппаратами. Вся эта диагностика соответствует всем необходимым нормативам. У нас есть современные операционные, которые мы открыли не так давно.

И сегодня мы выполняем порядка 70–80 операций в сутки. И мы со всем этим справляемся.

— А какие уникальные операции позволило проводить новое оборудование? Что уже удалось сделать?

— Оборудование, которое сегодня есть у нас в клинике, позволяет отказаться от скальпеля в 90 процентах случаев в пользу высокотехнологичных операций. У нас есть интегрированная операционная, где специалисты работают в 3D-очках, которые позволяют доктору видеть мельчайшие детали.

Напомню также, что у нас работает центр по оказанию помощи по офтальмологии. Под руководством Виктории Владимировны Башук проводятся около 6 тысяч операций в год. К ней идут самые сложные пациенты. Она берёт на себя огромную нагрузку, и благодаря её отделению 90 процентов патологий остаётся в регионе.

Ещё сейчас мы также выходим на замену коленных суставов, а тазобедренные суставы активно меняем уже несколько лет.

Мы должны уйти в новую медицину, новые технологии, чтобы задержать все патологии в регионе, чтобы наши пациенты никуда не уезжали, и чтобы все операции делались в нашей клинике.

Источник: https://fonar.tv/article/2019/05/29/nuzhno-bezhat-vpered-za-tehnologiyami-i-znaniyami-anton-bondarev-o-stroitelstve-novogo-korpusa-bolnicy-kadrah-i-sudbe-zdaniy-byvshey-gorbolnicy-1

Pro-pravo-online